знаменный распев

Записи хора:

«Благослови душе моя Господа» (поморский обиход) — мужской хор Спасского собора Андроникова монастыря, запись 2002 г.

«Блажен муж» (поморский обиход) — мужской хор Спасского собора Андроникова монастыря, запись 2002 г.

«Богородице Дево, радуйся» (поморский обиход) — мужской хор Спасского собора Андроникова монастыря, запись 2002 г.

«Блажен муж»  (поморский обиход)- женский хор Спасского собора Андроникова монастыря, запись 2004 г.

«Хвалите Имя Господне»  (синодальный обиход)- женский хор Спасского собора Андроникова монастыря, запись 2004 г.

 

          

О возрождении знаменного распева

                                               «Знаменный распев — это действительно                                                        драгоценное сокровище нашей церкви; он —                                                           патриарх церковных распевов».[5]                                                                                   Архимандрит Матфей (Мормыль)

C 1990 года, после длительного перерыва советского времени, в Спасском соборе бывшего Андроникова монастыря стали регулярно совершаться богослужения. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на службах стал употребляться древний знаменный распев [2]. Так Спасский собор стал одним из немногих мест, где восстанавливается традиция древнерусского пения.В Спасском соборе богослужение совершается в основном по известным пяти Синодальным сборникам знаменного пения, включающим наиважнейшие песнопения православного богослужения, в переводе их с крюковой на пятилинейную (квадратную) нотацию: Обиход нотного пения, Октоих нотного пения, Праздники нотного пения, Ирмологий нотного пения, Триодь нотного пения. Эти нотные сборники издаются по благословению Святейшего Синода с 1772 года, Триодь нотного пения — с конца XIX века. Уже в наше время репринтным способом были переизданы некоторые из этих нотных сборников — Триодь, Праздники, Обиход.Регент Спасского собора Кутузов Борис Павлович много сил потратил на изучение безлинейной крюковой нотации, так называемых «крюков», по которым пели наши предки вплоть до начала XVIII века. Он и его ученики расшифровали многие песнопения знаменного распева с древних крюковых рукописей, хранящихся в библиотеках и архивах — в том числе, в собрании Музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева, который находится сейчас на территории Андроникова монастыря. Расшифрованные песнопения зачастую отсутствуют в синодальных нотных изданиях и потому представляют особенную ценность, поскольку через них мы можем приобщиться к утраченным сокровищам древнерусского богослужебного пения.

рис1

Изучение нотации и расшифровка песнопений знаменного распева в Спасском соборе Андроникова монастыря находятся в общем русле с исследованиями ученых-медиевистов, которые собирают, изучают и исполняют знаменные песнопения по крюковым рукописям.                                       Знаменный распев имеет не только историческую, но и духовную ценность. Как известно, древнерусское церковное пение исполнялось одноголосно, в унисон. В одном из выпусков журнала «Хоругвь» Б. Кутузов пишет: «Опыт унисонного пения… показал, что верующие положительно относятся к этой манере пения. Особенно… тонко постигают духовную красоту и церковность древних одноголосных распевов художники, знающие древнюю иконопись, может быть, потому, что церковное пение и иконопись во многом родственные искусства» [6]. По словам прот. Бориса Николаева, «одноголосие знаменного распева является средством, способствующим концентрации внимания и ума».Типологической параллелью унисонному знаменному пению являются необъемные, не имеющие принципа прямой перспективы древнерусские иконы. Их строгая простота как нельзя лучше подходит к строгому, одноголосному звучанию знаменного распева. «Как и древней иконе, знаменному распеву присущи величественная простота, спокойствие движения, четкий чеканный ритм, законченность построения, вытекающая из совершенной внутренней гармонии» — пишет прот. Борис Николаев [3].История древнерусского знаменного распева уходит своими корнями в то время, когда была Крещена Русь, когда русские люди приняли от греков Православие. Вместе с верой греки передали нам и богослужебный Устав, и традиции церковного пения. На Руси распевы византийских певцов постепенно перевоплощались и становились уже русскими по строению и по духу. Начиная с XI века, до нас дошли тысячи рукописей, в которых содержатся церковные песнопения, записанные крюковой безлинейной нотацией.В XVII веке русское церковное пение столкнулось с тяжелым испытанием — композиторы с западным музыкальным воспитанием и их русские ученики стали писать для Церкви песнопения нового стиля. Эти новые, европейские по духу произведения (так называемый партес) стали широко употребляться в церковном пении. Древние и новые одноголосные распевы (знаменный, греческий, болгарский и другие) стали гармонизовываться. Всё это создало опасность забвения древней русской традиции унисонного знаменного пения.Однако в XVII веке история знаменной традиции не прекращается. Партесные произведения широко употреблялись при дворе, при архиерейских домах. Но в простых храмах, в деревенских приходах, в монастырях с древними традициями пения продолжал звучать знаменный распев. «Традиция одноголосного знаменного пения, вопреки широко распространенному мнению, никогда не прерывалась в Русской Православной Церкви , она жила во многих монастырях и приходских храмах вплоть до закрытия их уже при советской власти. Это московский Кремлевский Успенский собор, Соловецкий, Валаамский, Саровский, Спасо-Андроников, Новгород-Юрьевский, Николо-Пешношский, Иосифо-Волоколамский, Стефано-Ульяновский монастыри, Киево-Печерская лавра, Гефсиманский скит, церковь в честь Грузинской иконы Божией Матери, что на Воронцове поле в Москве, и вероятно, многие другие наши монастыри и храмы» [2].Звучал знаменный распев и в Спасо-Андрониковом монастыре. Сохранились свидетельства, что Сергей Васильевич Рахманинов часто посещал этот монастырь, где слушал старинный знаменный распев, звучавший под сводами древнего Спасского собора и Архангельской церкви [4].«Наше церковное пение создано подвижниками благочестия, людьми, которые в результате личного духовного опыта смогли создать Царствие Божие внутри самих себя (Лк. 17, 21). Их внутренний духовный мир, преисполненный небесной сладости, отразился в их песнотворчестве, как в чистой прозрачной воде отражается небесная лазурь. Только такие творцы… могли создать мелодию, являющуюся голосом Церкви, ее «мелодическим богословием»» (Патриарх Московский и всея Руси Алексий (Симанский)).[1]

1. О церковном пении. Речь святейшего патриарха Алексия I, произнесенная в Московской духовной академии 18 апреля 1948 года. — http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=551

2. Б.Кутузов «О возрождении знаменного пения в церковном богослужении» , Доклад на II Всероссийских Иринарховских чтениях, проходивших с 5 по 7 февраля 1999 года в поселке Борисоглебский Ярославской епархии. — ЖМП №11 1999 — http://www.hesychasm.ru/library/creation/chant.htm

3. Прот. Б.Николаев. «Знаменный распев и крюковая нотация как основа русского православного церковного пения». Москва. «Научная книга», 1995

4. М.А. Климкова «Значение Спасо-Андроникова монастыря в творческой судьбе С.В. Рахманинова» — http://www.rachmaninov.ru/rachman/Russian/konf/konf_chteniay2_klimkova.htm

5. Беседа с архимандритом Матфеем (Мормылем). Беседу провел Николай Денисов. Троице-Сергиева Лавра. 22 июня 1998 года. — http://www.seminaria.ru/chsing/matftalk.htm

6. Кутузов Б.П. Об истинно церковном стиле пения // Хоругвь: сб. статей. – М., 1993. – Вып.1. – С.110.

 

2 ответа на “знаменный распев

  1. знаменный распев рулит!
    только цвет шрифта совпадает с цветом фона и ничего не видно!!!)))

  2. Обратная ссылка writeessay

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *